Далекое — близкое


В этом году исполняется 50 лет со дня основания Народного музея истории, расположенного в микрорайоне Южная Лифляндия. За годы своего существования он собрал уникальную коллекцию исторических находок — фотографий, документов, предметов быта — и многие другие экспонаты, свидетельствующие о жизни и трудовых подвигах людей, населявших и обживавших южную часть Приморья.

Музей был создан одним из градообразующих тогда предприятий — рыболовецким колхозом «Новый Мир». Основу музейной системы заложили Степан Костыря (1971-1975 гг.), Алексей Хортов (1976-1980 гг.) и Альфред Крон (1980-1992 гг.). Они упорядочили историческую хронику, преобразовав хранящиеся документальные данные и объединив их в культурно-просветительский центр для местных жителей и приезжих.

В 1968 году на должность председателя рыболовецкого колхоза «Новый мир» был избран Иван Шпарийчук. Он предложил Степану Костыре — ветерану Великой Отечественной войны, бывшему парторгу колхоза, и человеку, увлеченному историей родного края, — написать книгу о заселении побережья переселенцами из отдалённых областей России и Прибалтики. Тот согласился и начал наводить справки.

Сначала собранные материалы больше были ведомственными: в них говорилось о создании рыболовецкого колхоза. Но постепенно экспозиции пополнялись, в этом процессе участвовали все жители Южной Лифляндии. Степан Степанович, будучи человеком общительным, умел убедить сельчан подарить музею интересные документы, фронтовые письма, фотографии, старинные предметы быта и даже фамильные реликвии.

Все эти находки располагались в небольшой комнате сетепосадки. Вскоре к ним добавились удивительные деревянные макеты рыболовных судов мастера столярного дела Юхана Тебака.

В 1971 году в местном клубе под музей выделили помещение в 50 кв. м. Самая первая экспозиция была посвящена людям, работавшим на производстве, ее основу составляли фотографии героев Социалистического Труда. Были представлены макеты первых парусных колхозных судов, рыболовецкие снасти: донный трал, ставной невод. Сельчане очень гордились своим музеем, считая его колхозной достопримечательностью.

Еще в пятидесятые годы, когда Степан Костыря работал парторгом колхоза, он познакомился с Алексеем Хортовым — парторгом строительного управления рабочего поселка Большой Камень. Партийцы подружились, их многое объединяло. Алексей Филиппович с юности интересовался историей, коллекционировал различные предметы быта, активно вел исследовательскую работу по истории Шкотовского района и Приморского края, сотрудничал с газетой «Ленинский луч».

В 1976 году Алексей Хортов сменил своего друга и соратника Степана Костырю на посту заведующего музеем истории. Он систематизировал все собранные ранее экспонаты и документы, создал первый каталог.

При Алексее Хортове учреждение стало филиалом Приморского музея им. Арсеньева, обрело статус краеведческого, экспозиция начала активно пополняться предметами быта и этнографии. Алексей Хортов также занимался оформлением экспозиций музея, ему принадлежит рукопись об истории поселения Лифляндия.

В 1980 году на посту хранителя музея Алексея Филипповича сменил Альфред Теодорович Крон. Он родился в семье первых переселенцев из Эстонии, в молодости был рыбаком, а после войны окончил педагогическое училище и стал учителем начальных классов в местной школе.

После выхода на пенсию Альфред Теодорович принял от председателя Ивана Шпарийчука предложение заведовать музеем. На тот момент музей располагался в отдельном зале местного Дома культуры, но фонды были слишком велики для помещения такого размера.

По ходатайству Альфреда Крона музей переселили в бывшее здание правления колхоза по улице Ганслепа, 10. Оно было достаточно просторным, светлым. В создании нового облика музея принимали участие художники-оформители из Владивостока. Они изготовили макет будущего музея, украсили его картинами и макетами судов.

Альфред Теодорович обратился в институт истории, археологии этнографии ДВО РАН. При его непосредственном участии была организована научная экспедиция, в результате которой были найдены редчайшие артефакты эпохи неолита янковской культуры и средневековой империи чжурчжэней. Все найденные находки были описаны и переданы учеными Владивостока в музей истории Южной Лифляндии.

При Альфреде Кроне в музее был учрежден фонд: заведена картотека по залам и книга учета экспонатов. В этой скрупулезной работе Альфреду Теодоровичу помогала его супруга Нина Андреевна.

Новый музей стал популярен среди приезжих. Согласно записям того периода, в год его посещало более пяти тысяч человек. На экскурсии даже специально на катерах приезжали группы из Владивостока. Местные дети также были здесь частыми гостями.

К тому времени музей уже вмещал пять залов, один из которых — зал археологии. В нем представлены музейные экспонаты, принадлежащие двум эпохам, существовавшим когда-то на территории Большого Камня.

Первая экспозиция посвящена эпохе неолита (II-ой в. до н.э.). Но представленные орудия труда и оружие сделаны еще не из железа, а выточены из камня. Это тесло, долото, кинжалы, наконечники копий и дротиков. Из найденных археологических находок ученые сделали вывод, что основным родом деятельности древних людей были охота и рыболовство.

В экспозиции зала «Археологические находки» привлекает внимание отдельный экспонат — сельскохозяйственное орудие труда. Обтесанная из плоского камня небольшая мотыга вероятно принадлежала женщине. С ее помощью она обрабатывала землю. Значит, люди, жившие в каменном веке на территории Приморского края, уже вели оседлый образ жизни. Доказательством того, что они занимались земледелием, являются остатки зерна, найденные в древнем жилище, а также имеющийся в музее станок-терочник, с помощью которого вручную размельчали и перетирали зерно.

А еще древние люди, обитавшие на территории юга Приморья, запасали грибы и ягоды, а на берегу моря собирали морских моллюсков: песчанок и мидий. Об этом свидетельствуют горы створок, протянувшиеся вдоль прибрежной полосы Большого Камня.

Ученые-археологи выявили назначение многих древних орудий труда. Так выяснилось, что люди эпохи неолита умели выделывать шкурки животных, делать украшения из створок моллюсков, шить одежду.

В новокаменном веке развивалось гончарное мастерство. Исследователи предполагают, что в древности люди пользовались керамической посудой как одноразовой. Это предположение подтверждается огромным количеством находок керамических осколков, но встречаются и почти целые сосуды.

Древние люди не были лишены чувства прекрасного. В музее много древних украшений: бусы, подвески, медальоны, пуговицы. Все эти предметы доказывают высокий уровень мастерства резьбы и обработки кости и камня.

Вторая экспозиция зала «Археологические находки» рассказывает о жизни в Средние века самой могущественной в те времена Золотой империи чжурчжэней, образовавшейся на Дальнем Востоке на той же территории, где обитали люди (во II в. до н.э.) в эпоху неолита. В витрине представлена коллекция сельскохозяйственных орудий труда: лопата квадратной формы, различные мотыги, тяпки, серпы, топоры.

Из древних летописей Китая до нас дошли сведения о том, что излюбленным кушаньем чжурчжэней была похлебка из недоваренного пшена. Это блюдо употреблялось со специально приготовленным соусом из чеснока и сырой собачей крови. Археологические находки также показывают, что основными видами животных, которых разводили средневековые народы юга Приморья, были собаки, кабаны и лошади. В зимнее время и ранней весной мужчины уходили на охоту на пушного зверя, а летом занимались рыболовством, заготавливая впрок рыбу.

Особое внимание в экспозиции привлекают маленькие кузнечные щипцы — скорее всего ювелирные — и ножницы с закрученными концами ручек. Эти предметы сделаны из металла и являются подтверждением того, что Золотая империя чжурчжэней Цзинь была высокоразвитой цивилизацией, с развитыми промыслами и ремеслами — оружейным, кузнечным, ювелирным, гончарным, домотканым. Была своя письменность, она получила название «чжурчжэньское письмо». Многочисленные археологические находки показывают, что грамотой владели даже простолюдины.

Торговля в империи Цзинь осуществлялась не только путем прямого товарообмена, но уже и с использованием денег. В Средневековой экспозиции вниманию зрителей представлены бронзовые монеты «Вени» круглой формы, символизирующей небо, а в центре — сквозное квадратное отверстие, символ земли.

Всего 130 лет просуществовала империя чжурчжэней Цзинь. В ее состав входили народы покоренных государств Монголии, Кореи, Китая. Многонациональное государство было охвачено бесконечными междоусобными войнами, что серьезно подорвало и ослабило могущество империи. Досаждали государству и регулярные набеги многочисленного монгольского войска Чингисхана. В результате чего в 1234 году Золотая империя чжурчжэней пала.

Во втором зале музея представлена экспозиция, рассказывающая об истории переселения эстонцев на Дальний Восток России в 1899 году, об их труде и быте.

Обращает на себя внимание план-макет с обозначением хуторных участков селения Лифляндское образца 1906 г. Переселенцам был обещан ряд льгот, включая бесплатный проезд с небольшим багажом, бесплатную вырубку леса для строительства, а самое главное — они могли самостоятельно выбрать участок для заселения.

Всего на берегу бухты Консынвай (будущей бухты Андреева), которая приглянулась эстонцам, было выделено 142 участка. На документальных снимках, на том же макете можно видеть переселенческое управление 1883 г. и катер «Ганза», который привез первых переселенцев.

В музейной витрине представлен оригинал временного паспорта, который выдавался всем эстонцам для проезда на новое место жительство. Тут же — коллекция царских купюр, которые выдавали поселенцам в качестве «подъемных», размер денежной суммы для переселенцев составлял 1000 рублей.

В зале находятся портреты Иосифа Юнмана и Юхана Ганслепа. Первый внес большой вклад в строительство флота рыболовецкого колхоза «Новый мир», второй сначала руководил артелью «Лифляндец», а потом и всем колхозом, поскольку пользовался авторитетом у соотечественников. Лица этих людей запечатлены также на барельефе монумента «Трудовая слава» в центре микрорайона Южная Лифляндия. Имя Ганслепа носят центральная улица, местная школа и морское рыболовецкое судно.

В экспозиции представлены национальные эстонские костюмы и обувь, которую переселенцы из далекой Эстонии шили сами. Выделывали кожу, шили сандалии и сапоги. Также представлены орудия труда для этой работы.

Тут же можно увидеть коллекцию кирпичей местных производителей того времени, из которых клали печи, а также клише, которым производитель выдавливал свое клеймо, гарантирующее качество продукции.

В центре экспозиции жилого дома стоит крестьянский стол со скамеечкой. На нем — тульский латунный самовар 1905 г., здесь же чугунный горшок и деревянный половник. Над самоваром висит старинный домотканый рушник, расшитый национальным орнаментом. На стенах избы — полки с фигурными опорами, на них — домашняя утварь: горшки, кувшины, чугунные утюги. Рядом — туесок из бересты, плетеные корзины, лапти, игрушки из соломы, маслобойка, каменные жернова, на которых эстонцы перемалывали зерно.

Натуральное хозяйство — земледелие, животноводство — большой пласт жизни переселенцев. В экспозиции можно увидеть настоящий плуг, коллекцию сельскохозяйственных инструментов для занятия земледелием. У каждой семьи было крепкое хозяйство и много скота.

Серия фотоснимков начала XX века рассказывает, как пионеры-кораблестроители колхоза создавали на разных этапах собственной судоверфи первый парусный флот.

Зал «Боевой и трудовой славы» посвящен тем, кто воевал на фронте и ковал Победу здесь, в родном селе. Вот личные вещи фронтовика: кисет, портмоне, треугольники фронтовых писем со штампом «проверено цензурой», похоронки…

На фронт во время войны из рыболовецкого колхоза «Новый мир» ушло 100 человек — шкиперы, мотористы, ловцы. В музейной витрине есть фотоальбом, где собраны все герои колхоза, сражавшиеся на фронтах Великой Отечественной. 39 односельчан не вернулись домой.

В память о них в 1967 году в сквере музея установлен памятник «Родина-Мать» с именами павших.

Фронт сражался, а те, кто оставался в колхозе, трудились дни и ночи напролет. Нужно было увеличить объемы вылова рыбы, и женщины пошли «в моря». На одном из стендов есть фото бригады рыбаков 1943 года. Восемь их тринадцати человек в ней — женщины.

В 1944 году рыбоколхозу «Новый мир» было вручено переходящее Красное Знамя Государственного комитета обороны, сто пятьдесят колхозников были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Зал «Макетов судов и судовых приборов» — дань рыболовецкому промыслу колхозников.

Здесь есть карта бухт, где расселялись первые эстонские переселенцы, макет парохода «Ярославль», на котором они приехали во Владивосток, макеты рыболовецких судов: большой морозильный рыболовецкий траулер «Коммунист Украины», сейнер-траулер «Салма», БМРТ «Аскольд», ПБ «Новый мир», МРС «Лещ».

В экспозиции представлены судовые приборы, макеты снастей для прибрежной ловли рыбы, рыбацкая одежда, спасательные жилеты и многое другое. Есть здесь и целая галерея портретов капитанов и рыбообработчиков, прославивших «Новый Мир».

В зале «Советской эпохи» — атмосфера строгости и аскетизма: широкий стол, стул, зеленая лампа, портфель для документов, телефон… Эта экспозиция размещена тут неслучайно. Музей расположен в здании бывшего правления колхоза, и это — кабинет председателя. На стене за столом — портреты председателей разных лет.

Не осталась в стороне и тема досуга колхозников. Проводились соревнования по разным видам спорта между цехами, создавались группы художественной самодеятельности.

В еще одной витрине — фотографии именитых гостей, в разное время посещавших Южную Лифляндию. Есть и зал, повествующий о простом скромном быте колхозников.

Холл музея украшает картина «Колхозный флот на промысле» (1982 г.). Она отражает трудовые будни рыбаков. Тихая гавань у морских берегов Камчатки, где стоят на рейде в ожидании рыболовецкие суда. Автор произведения Кирилл Шебеко — заслуженный деятель искусств РСФСР, основная коллекция его картин хранится в Третьяковской галерее.

«В последние годы Народный музей истории пополнился многими экспонатами, — рассказывает специалист музея Наталья Полякова. — У нас появилась возможность увеличить объем культурно-образовательной деятельности, рассчитанной на широкую аудиторию. В музейную практику вошли новые формы работы, например квест-игры, мастер-классы, а основные базовые музейные методы усовершенствовались и тематически разнообразились. Массовые мероприятия с элементами праздничной культуры активизировали работу музея, сделали его популярным центром культуры, интеллектуальной площадкой для общения, досуга, обмена информацией».


Информация и фото предоставлены специалистом Народного музея истории Натальей Поляковой.
Подготовила Елена Бодосова.